НЕ ПРОПУСТИТЕ:

Новый мюзикл о куртизанке
"Любовь и шпионаж"



Rambler's Top100




Опасная связь

Шодерло де Лакло - самому куртуазному роману мировой литературы. И вот спустя двадцать лет - красивый возврат уже прославленного режиссера к любимой теме, любимому стилю. “Шери” (Cheri), с ударением на последнем слоге и на искусстве модерна начала двадцатого века, - это умопомрачительно красивая полуторачасовая виньетка, где проходящий фоном артистический Париж в стиле ретро порой важнее центральной коллизии. А она классична и вечна, эта коллизия. Стареющая дива-куртизанка влюбляется в юного волоокого красавца-плейбоя и всеми правдами, а больше неправдами, пытается его удержать. А когда он уходит от нее – то вернуть, снова околдовать своими нетленными чарами.

Вокруг, в мире литературы и кино, бездна образцов таких роковых мыльнооперных страстей - как хорошего, так и дурного стиля. И над всем возвышается, конечно, Джулия Лэмберт из моэмовского “Театра” с виртуозно расставляемыми силками, в которые попадается наивная жертва ее поздней страсти.

Отдадим должное Мишель Пфайффер в роли Леа де Лонваль, той самой без памяти влюбившейся куртизанки из “Шери”. Она ведет свою партию с предельным вкусом и изыском, не впадая в манерничанье и не переигрывая, что случается в таких засахаренных историях. Обладательница самых точеных скул Голливуда, которой в апреле стукнул 51 год, удерживает внимание не только благодаря магнетической внешности, умопомрачительным платьям и креативным шляпкам. Она очень убедительно играет большой подспудный страх, который накатывает с возрастом на женщину, чья профессия - постель, а значит, стареть ей нельзя, ибо это поражение, уход, крах.

Фрирз и оператор-иранец Дариус Хонджи показывают Мишель с предосторожностями сапера, идущего по минному полю. Камера программно стыдлива, и мы в сценах любовных сражений не увидим тела Леа - даже в самых безобидных ракурсах. А вот безупречное тело ее партнера Шери нам покажут щедро - будто в музейном зале древнегреческой скульптуры.

Тут вопрос не в разочарованности вуайеристов, которым недодали комиссарского тела. Скорее всего, авторам не хотелось подвергать сомнению силу встречной страсти со стороны Шери: ведь любая невыигрышность женской фактуры может легко обломить зрительскую веру в правдоподобие этой love story. Не исключено, что Пфайффер нынче отчаянно комплексует и потому на правах суперзвезды диктует даже таким маэстро, как Фрирз, правила хорошего тона на съемках.

(c)2018