НЕ ПРОПУСТИТЕ:

Новый мюзикл о куртизанке
"Любовь и шпионаж"



Rambler's Top100




Золушка из борделя

Самую головокружительную карьеру среди куртизанок сделала Тереза Ла Пайва. Некрасивая еврейская девочка родилась в Москве, вышла замуж за ткача – такого же нищего, как и ее родители. Вскоре Тереза в поисках успеха отправилась в Париж и путем упорного труда на древнейшей профессиональной ниве все-таки добилась своего – вышла замуж за португальского маркиза Пайву.

Но Тереза захотела стать сказочно богатой и для этого решила поймать в свои сети прусского графа Гвидо Хенкеля фон Доннерсмарка – обладателя колоссального состояния, наследника княжеского престола. Причем Пайву ничуть не смущало, что граф был на одиннадцать лет ее моложе.

Тереза познакомилась с Гвидо во время одного из путешествий и стала неотступно следовать за ним: сначала в Константинополь, затем в Санкт-Петербург, Неаполь и Париж. Будущий князь постоянно сталкивался с женщиной экзотической наружности, которая буквально купалась в роскоши...

Однако Пайва, казалось, совершенно не интересовалась графом. Ее нарочитая холодность так распалила его, что однажды он все-таки последовал за Терезой, да так влюбился, что предложил ей жить вместе, не забыв упомянуть про свои три миллиона годовой ренты. Разумеется, "неприступная маркиза" согласилась.

Но алчность Терезы однажды сыграла с ней злую шутку. Безродный молодой человек по имени Адольф Гэфф очень хотел изведать любви красавицы-еврейки. Пайва согласилась с условием, что он принесет 10 тысяч франков, которые они подожгут и Гэфф сможет развлекаться с ней до тех пор, пока деньги не сгорят. На следующий день юноша явился с двенадцатью тысячами франков. Как только Пайва бросила в камин первую купюру, Гэфф решительно "приступил к делу". Когда же догорела последняя банкнота, он признался, что деньги – фальшивые.

С прислугой Пайва обращалась жестоко, не прощая ни единой ошибки. Рассказывали, что в Поншартрене у нее был слуга, обязанности которого состояли исключительно в том, чтобы открывать и закрывать сто пятьдесят окон дома. Он приступал к делу в восемь утра, а заканчивал в полночь. В конце концов этот слуга умер от усталости.

(c)2018